Путь к себе

Путь к себе

Каждое лето, а на моем счету оно было пятнадцатым, и, к слову сказать, переходным, родители придумывали мне новые испытания. На этот раз семейным советом было решено отправить меня в лагерь. «Да ни куда-нибудь, а на море!» — гордо восклицал папа!

Надо отметить, что ребенком я была не очень контактным, скорее даже нелюдимым и скрытым, но мои драгоценные мама и папа, как могли, пытались искоренить эту проблему, и постоянно норовили меня запихнуть, простите за не литературное слово, в какой-нибудь кружок, секцию, театральную студию и прочие досуговые центры. «Ребенок в твоем возрасте должен быть непредсказуемым и раскрепощенным!» — рассуждала обеспокоенная мама. Человеком она была активным, вездесущим и увлекающимся. Естественно, очередная попытка такого эксперимента проходила с боем, слезами и обидами на весь белый свет, потому как мне хотелось тихонько сидеть в своей комнате, без претензий на повышенное внимание стороны социума. Но она была непреклонна и решительно убеждена, что я должна раскрыться как девушка, и хотя бы завести друзей. Отец, конечно, соглашался с ней и разделял ее взгляды в моем воспитании, да и вообще, пытался ей во всем уступать и потакать.

В нашей семье существовало два мнения: мамино и неправильное. Матриархат в чистом виде. Как он мог с такой природной мягкостью уживаться с маминым, властным, местами жестким характером, для меня оставалось в тайне. Думаю, он любил ее по-настоящему, угождал ей и баловал, по случаю и без. Например, оказавшись на прогулке в лесу, весело блуждая всей семьей, мы могли случайно наткнуться на устроенный пикник, расположившийся в цвете зеленой травы. Восторга нашего не было предела. А папа, скромно приглашая присесть и отобедать на свежем воздухе, делал такие глаза, как будто и не причем вовсе, скромность все же украшает людей. Когда он все это успевал придумывать и организовывать — не ясно, но было заметно, что он очень старался и делал все самостоятельно. Мы даже не сразу верили, что это его рук дело. Поначалу подумав, что это организация выездного обслуживания так постаралась, насколько это было красиво оформлено и вкусно приготовлено. Мы с мамой такие поступки очень одобряли и ценили, а для отца ничего важнее наших счастливых глаз не было важнее.

Время приближалось к моему отъезду на целых две недели с отчего дома. С какой неохотой я собирала вещи и тянула время, в надежде опоздать на поезд, но под четким контролем мамы это было невозможно, и через час я уже знакомилась со своими попутчиками в вагоне-купе. На море мне понравилось безумно. Вся моя неуверенность и стеснительность улетучилась в миг. Все ребята были настолько доброжелательны и общительны, что прежние психологические барьеры неожиданно испарились. Тем более, что мои разноплановые интересы и умения, приобретенные в результате родительских стараний, не прошли даром. Я отлично вписалась в компанию своих сверстников и даже успела влюбиться, что окончательно окрылило и придало мне уверенности. Скучая по маме и папе, я мысленно благодарила их. Время пролетало с такой скоростью, что я не заметила, как заканчивались дни моего отдыха.

Мы ездили на экскурсии, катались на катере, много купались и загорали, устраивали встречи с соседними лагерями, а на прощальный вечер решили позвать их отметить удачное окончание потока на нейтральной территории, закатив вечеринку. В итоге, мероприятие оказалось настолько веселым и масштабным, что мы пообещали встретиться тем же составом ровно через год в этом же месте. Организация выездных банкетов, насмотревшись на наши заразительные празднования, предложила сделать это традицией всего морского побережья в конце каждой отдыхающей смены.

По приезду домой, встречающие меня папа и мама сразу уловили мои внутренние изменения и маленькие победы над собой. Блеск глаз, морской загар, и, вся похорошевшая я, не могли не радовать моих родных, ведь их так беспокоила замкнутость их единственной дочери. К моему счастью, мой курортный роман не закончился с уездом домой. Оказывается, с моим возлюбленным мы жили не просто в одном городе, а были соседями, но просто не замечали друг друга. Да и как это могло быть, если у меня был свой мир, серый и неинтересный, но как только я окрасила его яркими красками и впустила в него любовь, приобрела свою индивидуальность и личную свободу, то сразу стала интересной окружающим. Полюбив себя, я узнала, что такое быть любимой, чего и всем в этой жизни желаю.

Автор: Виктория Хлесткина.

 
Статья прочитана 580 раз(a).

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

Рекомендуем прочесть:

 

Комментариев нет.